Київський Патріархат: офіційний сайт
Головна

 

ПОШУК


КАТЕГОРІЇ НОВИН

Офіційні новини

Структура Церкви

Міжцерковні стосунки

Церква і суспільство

Освіта

Духовне читання

Сервер

КАЛЕНДАР

«    Жовтень 2009    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Митрополит Никодим всего себя отдал на служение Церкви Історія Церкви, Огляд ЗМІ, Святійший Патріарх, Інтерв`ю


15 октября 2009 г. митрополиту Никодиму (Ротову) исполнилось бы 80 лет. Он одногодок покойного Патриарха Алексия ІІ и нынешнего митрополита Санкт-Петербургского Владимира (Котлярова). И при жизни, и после смерти вокруг имени и деятельности митрополита Никодима не стихают дискуссии, участники которых сходятся в одном, – это был выдающийся церковный деятель, нерядовая личность которого решающим чином повлияла на жизнь Русской Церкви во второй половине ХХ века. И хотя со времени упокоения митрополита прошло уже более 30 лет, плоды его деятельности видны и в настоящий момент, потому что один из ближайших его учеников в этом году был избран Патриархом Московским и всея Руси.

В Украине тоже помнят о митрополите Никодиме, ведь именно благодаря его настойчивости в 1964 году архимандрит Филарет (Денисенко) был поставлен во епископа, а в 1966 г. стал Экзархом Украины. В настоящий момент Патриарх УПЦ Киевского патриархата Филарет, который, кстати, тоже родился в 1929 году, не принадлежит к Русской Церкви. Но хранит добрую память о митрополите Никодиме.

Религия в Украине: Очевидно, стоит начать нашу беседу с обстоятельств Вашего знакомства с митрополитом Никодимом (Ротовым). По-видимому, когда вы познакомились, он еще не был архимандритом?

Патриарх Филарет: Я его знаю с 50-х годов прошлого века – тогда я был еще студентом Московской духовной академии и иеромонахом Троице-Сергиевой Лавры. А он уже был секретарем архиепископа Ярославского Димитрия (Градусова) и учился заочно в Ленинградской духовной академии. Потом он возглавил Русскую духовную миссию в Иерусалиме и занимал эту должность несколько лет. Впоследствии вернулся в Москву.

Первое наше общее путешествие было летом 1960 года в Великобританию. Мы оба ехали туда уже как архимандриты – это была поездка по приглашению Англиканской Церкви. По возвращении из нее архимандрит Никодим стал председателем Отдела внешних церковных связей (ВЦС) и епископом Подольским.
 
РВУ: А до этого отдел ВЦС возглавлял митрополит Николай (Ярушевич). Почему он был освобожден от этой должности? Из-за волны хрущевских гонений?

ПФ: Митрополит Николай - образованный человек, чудесный администратор и талантливый проповедник, пользовался большим уважением со стороны советской власти, в частности даже Иосифа Сталина. Ведь Сталин в 1943 г. принял лишь трех митрополитов: Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). И именно после этой встречи был избран патриарх, а Русская Церковь начала новый этап своей истории. Именно митрополит Николай во время Великой отечественной войны передал Советской Армии танковую колонну и эскадрилью самолетов – как взнос РПЦ в борьбу с фашистским нашествием. Поэтому этот человек уважался властью – более того, митрополит Николай входил в состав комиссии, которая расследовала факты гитлеровских преступлений на оккупированных Германией территориях.

Но во время правления Хрущева отношение к нему изменилось. Почему изменилось? Непосредственной причиной стала речь в защиту Церкви и против притеснений ее властью, произнесенная патриархом Алексием (Симанским) на очередном собрании Совета защитников мира. И хотя произнес ее патриарх, чиновники знали, что авторство ее принадлежит митрополиту Николаю. А эта речь имела огромный резонанс в Европе, ее цитировали ведущие СМИ, и европейская общественность поднялась на защиту Русской Церкви, которая уже тогда испытывала новую волну гонений. Были и другие факторы: митрополит Николай в своих проповедях неоднократно критиковал антирелигиозные пропагандистские усилия, к которым прибегала тогдашняя власть. Его постоянные выступления в защиту христианской веры повлекли указание снять его с должности главы ОВЦС. Его сняли – якобы по собственному желанию. Потом патриарх Алексий предложил ему перейти на кафедру в Ленинград, оставить Москву (он управлял Московской епархией), но митрополит Николай отказался. И вскоре, в следующем 1961 г., он умер в больнице. Говорили, что ему помогли умереть.

РВУ: Велось ли соответствующее расследование обстоятельств его смерти?

ПФ: Кто мог это расследовать в то время? В конечном итоге, это могла быть смерть по вполне естественным причинам. Потому что в действительности митрополит Николай очень тяжело переживал свою отставку, ведь был уважаемым и влиятельным человеком, а здесь такое унижение. Дошло до того, что не позволили похоронить в Москве, а отвезли в Загорск, где в храме Смоленской иконы Божьей Матери в Лавре и похоронили. Вместо него избрали архимандрита Никодима (Ротова) председателем Отдела ВЦС Московского патриархата.

РВУ: Как известно, решение о его назначении Священный Синод принял, когда архимандрита Никодима не было в Москве?

ПФ. Да, в это время мы были вместе с ним в Англии. После прилета нам сообщили, что архимандрита Никодима избрали епископом и назначили председателем этого отдела.

Какие были мотивы его избрания? Он человек умный, образованный и будучи начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме, зарекомендовал себя как способный дипломат. Он действительно был чрезвычайно одаренным человеком. И вот Промыслом Божьим он был поставлен практически во главе Церкви. Потому что патриарх Алексий был человеком преклонных лет – ему тогда уже было свыше 80 лет. Он уже не мог руководить Церковью, как руководил до того, поэтому на митрополита Никодима были возложены функции практически первого помощника патриарха Алексия. Он справился с этим заданием блестяще.

РВУ: В своих мемуарах сотрудник ОВЦС протопресвитер Виталий Боровой пишет о митрополите Никодиме, что последнему недоставало классического фундаментального образования, иначе он был бы гигант мысли. А Вы говорите, что он был образованный?

ПФ: Ему недоставало классического образования. Но его способности были чрезвычайны. Он схватывал все мгновенно. Я это знаю, потому что хотя мы не были близкими друзьями, но были единомышленниками. Таких у него было не много: митрополит Ювеналий (в настоящий момент Крутицкий и Коломенский), теперешний патриарх Московский Кирилл и еще несколько лиц. Но у меня ситуация особая. Я не только был единомышленником митрополита Никодима – фактически именно благодаря ему я стал епископом. Если бы не он, не его настойчивость, этого бы не произошло.

РВУ: Почему? Было сопротивление определенных властных кругов?

ПФ: Да.

РВУ: Кто же был против – идеологи из ЦК КПСС?

ПФ: Нет, КГБ. Они возражали против моего назначения. На то время я в сане архимандрита был ректором Киевской духовной семинарии, а патриаршему Экзарху в Киеве митрополиту Иоанну (Соколову), который был преклонного возраста, нужен был помощник – викарный епископ. Он хотел видеть на этом посту меня, но органы безопасности отказали и ему, и патриарху Алексию, который тоже обратился к ним с аналогичным ходатайством. И только митрополит Никодим сумел убедить власть, что нужно меня поставить епископом и доказал необходимость моего рукоположения. А он был таким человеком, что мог убедить даже противников.

РВУ: Когда же состоялась Ваша епископская хиротония?

ПФ: Она проходила 4 февраля 1964 г. – как раз в разгар гонений на Церковь. Но власть даже позволив хиротонию, решила показать свое отношение ко мне, потому что рукополагали меня не в Москве, а в Ленинграде, и хиротонию возглавлял не патриарх Алексий, как это было обычно, а митрополит Пимен – будущий патриарх.

Должен сказать, что я и доныне молюсь за упокой души митрополита Никодима. Ведь он – мой «крестный отец» в архиерейском служении. Я глубоко уважал его и до той поры, а после этого поступка просто склоняюсь перед ним.

РВУ: По-видимому, подобные слова могли бы сказать все те, кого называют воспитанниками митрополита Никодима.

ПФ: Заслуга митрополита Никодим в деле строительства Церкви очень значительная. Это был архиерей, поставленный Богом в то сложное время фактически во главе РПЦ. Власть в 50-х годах пыталась делать так, чтобы епископами становились преимущественно престарелые и не очень образованные. Мысль была такая – эти епископы не будут активными, а когда они постепенно умрут, то Церковь сама собой исчезнет.

А митрополит Никодим, понимая это намерение власти, начал выдвигать в епископы молодых. Он начал подбирать способных молодых архимандритов, преподавателей духовных академий, семинарий и их предлагал на архиерейские кафедры. Нынешние митрополит Петербуржский Владимир, покойный митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов), я, митрополит Ювеналий (Поярков) и много других были выдвинуты им и тогда, и позже. То есть митрополит Никодим подготовил и продвинул плеяду молодых, одаренных архиереев.

Как мотивировал митрополит Никодим необходимость этого шага, особенно во время таких преследований Церкви? Он мотивировал очень просто и убедительно: «Поскольку Советский Союз взял курс на защиту мира, с другой стороны – на вступление в экуменическое движение, то для продвижения мира и экуменизма нужны архиереи новой формации, а старые – непригодны для этого. Тем более есть молодые кадры, которые получили образование, патриоты Советского Союза, потому нужно их продвигать». Власть воспринимала эти аргументы, соглашалась. Он выдвигал многих, но не все получали согласие от органов безопасности.
 
И вот таким образом митрополит Никодим оживил Церковь, дал ей второе дыхание. Так как молодые епископы стали работать не только ради мира и экуменизма – они плодотворно и настойчиво трудились и в епархиях, поддерживали и развивали церковную жизнь.

Но больше всего трудился для Церкви сам митрополит Никодим. Он всего себя отдал на служение Церкви. Это человек был трудолюбив настолько, что я ни одного архиерея не смогу сравнить с ним за работоспособностью.

РВУ: Ни тогда, ни теперь?

ПФ: Ни тогда, ни теперь. Так, как он работал, не трудился ни один архиерей. Он пять дней сидел в Отделе ВСЦ в Москве, к нему приходили не только по внешним делам, но и по всем другим. Фактически центр управления Московской патриархии переместился из Чистого переулка на ул. Рылеева, где располагался тогда Отдел ВСЦ. Приходили архиереи, преподаватели, простые верующие. Все там концентрировалось. Потому что митрополит Никодим реально разрешал проблемы, а это было большое облегчение для патриарха Алексия.

РВУ: Были ли среди иерархов РПЦ такие люди, которые считали митрополита Никодима конкурентом?

ПФ: Конечно, были старшие архиереи, которым такая ситуация не очень была по нраву. Они считали, что митрополит Никодим слишком молод – на время назначения председателем Отдела ему был лишь 31 год! Но их мнение не могло быть определяющим, потому что до той поры, пока власть считала деятельность владыки Никодима полезной, против него открыто никто бы не выступал, потому что советский режим следил за всем. Даже если кто-то был против, то сидел тихонько. Это в настоящий момент демократия – все может высказываться и делаться свободно и без препятствий. А тогда этого не было. Вместе с тем не нужно думать, что такое сотрудничество митрополиту Никодиму давалась легко или он служил власти. Очень нелегко было убеждать власть делать то, чего она не хотела, но что было полезно для Церкви. Митрополит служил Церкви, а с властью лишь был вынужден сотрудничать.

РВУ: А когда наступило время выборов нового патриарха Московского, то остановились на кандидатуре Пимена (Извекова). Почему?

ПФ: Это решение принималось не в Церкви. Хотя митрополит Никодим был патриотом своей Родины, но он был глубоко религиозным человеком. Поэтому он работал на благо Церкви, используя экуменические и миротворческие процессы. Он усиливал авторитет Церкви, перестраивал ее. Поэтому, хотя и не открывались новые храмы, но продолжали функционировать уже существующие, Церковь жила. Он увеличил количество студентов ЛДАиС, повысил авторитет РПЦ на международном уровне. Сколько было всяких встреч, поездок, делегаций! И всем этим руководил митрополит Никодим.

Но когда состояние здоровья патриарха Алексея опасно ухудшилось и начали задумываться над кандидатурой его преемника, то в Никодиме увидели опасного человека. Он хотя и был полезным СССР на международной арене, однако Церковь и ее будущее были настоящими его приоритетами.

Я об этом уверенно говорю, ведь у нас с ним были очень теплые и доверительные отношения. О чем он не мог говорить с другими, то этим со мной делился. Мы были единомышленники. И я знаю о его глубокой церковности.

Вот пример: когда становилось нестерпимо трудно во время всевозможных форумов, ассамблей и заседаний, мы вдвоем отделялись и шли служить в храме. Там никого не было. Ни хора, ни прихожан. Только мы вдвоем. Я спрашиваю: «Как же мы будем служить?». А он: «Вы будете литургисать, а я буду петь». Вот так вот и было, и мы вдвоем служили.

Из-за того, что он много работал и за все переживал, пропуская сквозь сердце, он подорвал собственное здоровье. Задумайтесь: у него было пять инфарктов! Я однажды на приеме встретился с известным медиком в Москве, светилом. А он говорит: «Я удивляюсь, как ваш митрополит Никодим выдерживает столько инфарктов. Потому что человек не больше трех может перенести, а у него уже их пять было».

Митрополит Никодим был эмоционален, всем интересовался, за все считал себя ответственным. Постоянно служил. В пятницу после работы – садится в Москве вечером на поезд. И уже в субботу утром в 8 часов он в Ленинграде. Вплоть до всенощной занимался делами митрополии. В воскресенье утром служил литургию, после литургии принимал духовенство, верующих, решал текущие дела, которые накапливались в течение недели. Потом уже вечером в воскресенье садился на поезд в обратном направлении, и утром в понедельник в Москве – за работу. Это – человек, который никогда не отдыхал. Вот это и стало причиной ранней смерти.

Почему его не избрали патриархом? Из-за этого приоритета церковного, преданность Церкви. Если будучи митрополитом он сумел так укрепить Церковь, то что же он сможет сделать, став патриархом? Власть испугалась его, как сильного игрока. Для власти такой талантливый и деятельный иерарх во главе Церкви был неприемлем. Потому что отстранить его от дел, если бы это стало нужным, как в случае с митрополитом Николаем, власть могла бы, когда захотела. А устранить его, если бы он стал патриархом, без международного скандала уже не удалось бы.

Тогда уже помалу стихала борьба против Церкви. Но атеизм был крепок, потому чиновники боялись сильного патриарха. И, как следствие, избрали патриархом Пимена (Извекова). Пимен был человеком церковным, но не высоко образованным, достаточно послушным, потому что его арестовывали, он сидел, и это сломало его волю. Он был безропотен: что скажут, то и делал. Конечно, он не делал ничего такого, что вредило бы Церкви. Но и власти не возражал, хотя в некоторых случаях, как, например, с освобождением митрополита Алексия (Редигера) от должности управляющего делами, обнаружил свою твердость и добился желаемого. А если бы патриархом стал Никодим, то он бы отстаивал свое мнение. Власть его побаивалась, потому еще при жизни патриарха Алексия она вычеркнула митрополита Никодима из списка будущих претендентов на патриарший куколь.

РВУ: То есть уже было известно, что он непроходной? Знал ли об этом сам митрополит Никодим?

ПФ: Он знал об этом. Ему сказали, что он не будет патриархом.

РВУ: Как он это пережил?

ПФ: Когда ему сказали, что он патриархом не будет, то он отошел от дел. И вот, представьте: умирает патриарх Алексий. А организовывать все необходимые мероприятия, обеспечивать проведение Поместного собора некому. Конечно, создали много разных комиссий, но они не работали. И власть увидела, что этот Поместный собор может выйти из-под контроля. Тогда пригласили митрополита Никодима и сообщили, что патриархом будет Пимен, а митрополита Никодима назначат его заместителем и отдадут ему всю реальную власть в Церкви. И когда ему дали такое обещание, он взялся за подготовку Поместного собора.

Но собор отложили на целый год – что было нарушением Устава РПЦ, потому что такой Собор должен проводиться не позже, чем через полгода после смерти ее предстоятеля. Патриарх Алексий умер 17 апреля 1970 года, а собор был 3 июня 1971 года. Почему? Причина такова: большинство епископата готово было избрать на патриарший престол Никодима, но это противоречило намерениям власти. Поэтому начали ломать всех и за год всех переломили – сторонников митрополита Никодима заставили проголосовать в пользу Пимена.

РВУ: Но митрополит Никодим не мог не знать, что ведется такая деятельность?

ПФ: Знал, но ничего не мог сделать. Тогда же ведь генеральная линия партии работала. Что Политбюро решило, то и претворяли в жизнь. А поскольку митрополит Никодим был в постоянной связи с властью, то знал, что спорить напрасно – все равно сломают. Поэтому он не оказывал сопротивления. Тем более его заверили, что он реально будет руководить.

РВУ: Собиралась ли власть выполнять свои обещания?

ПФ: Я думаю, что планировала, потому что рассматривала возможность отдать митрополиту Никодиму рычаги реального управления Церковью. Но против этого восстал новоизбранный патриарх Пимен. Потому что он понимал, что занял не свое место, ведь Церковь хотела видеть на патриаршем престоле Никодима, а не Пимена. Во-вторых, новый патриарх прекрасно знал, что митрополит Никодим – это человек волевой, который будет проводить самостоятельную политику и реализовывать собственные намерения.

Поэтому он не хотел иметь в патриаршей резиденции кабинета заместителя патриарха. Началась борьба: будет Никодим в Чистом переулке иметь кабинет или нет? Совет по делам религий обещал это, а патриарх Пимен был против. И он победил. Власть согласилась с его требованием. Так невыполнение обещания привело к первому инфаркту у митрополита Никодима, вызванного тем, что его обманули. С тех пор он начал болеть, а в 1978 г., в возрасте 49 лет умер.

РВУ: Вы знаете, в Интернете блуждает такая фраза, которую приписывают митрополиту Никодиму: «Я хотел бы умереть у подножия папского трона»?

ПФ: Это – неправда. Митрополит Никодим был православный до мозга костей и такого сказать не мог. Но он соблазнился внешней организацией Римо-Католической Церкви. Ему нравилась иерархия, структура, организационная логика. Он мне иногда говорил: «Владыко, посмотрите на наш центр Вселенского Православия – Константинополь. Можно ли сравнить его с Римом? Наше православие такое убогое, а там такая сила и мощь. Как долго еще нам нужно Церковь перестраивать!».

Он стал изучать деятельность Папы Римского Иоанна ХХІІІ (с его именем связано проведение ІІ Ватиканского собора РКЦ, который положил начало осовремениванию католицизма, – прим. ред.). Он даже писал диссертацию на эту тему. Митрополит Никодим так благосклонно относился к этому Папе, что постепенно его симпатия к католичеству в целом углублялась. И вот на этом вопросе мы разошлись во мнениях. Я не соглашался, что православные должны иметь образцом Римо-Католическую Церковь, а он не мог смириться с тем, что Православная Церковь должна оставаться неизменной.

РВУ: А Вы предлагали свою модель изменений, которая отличалась от виденья митрополита Никодима?

ПФ: Я стоял на позициях чистоты православия, на необходимости возрождения его истинного духа. Настаивал на неизменности святоотеческой традиции, на преимуществе внутреннего духа над внешним величием. Я считаю, что приоритетными должны быть принципы морали, духа и духовности. А митрополит Никодим хотел, чтоб внешняя структура Православной Церкви была величественной и могучей, подобно католической. Поэтому он очень любил внешнее величие богослужения: украшенные митры, драгоценные панагии, украшенные ризы. Он всегда служил очень пышно и многим это нравилось, что он так торжественно служит. Все это вдохновлялось поверхностной пышностью римо-католицизма.

Но повторяю – никаким католиком он не был, только внешнее великолепие католическое митрополиту Никодиму импонировало. Я же считал, что это не важно, потому что главное – сохранить дух православия, чистоту вероучения, неизменность истины. Быть хотя и внешне меньшей, но истинной Христовой Церковью.
 
Я молюсь за митрополита Никодима доныне, невзирая на то, что наша Церковь не является частью Русской Церкви. Ведь мы служили одному Богу и одной Церкви – Церкви Христовой. За ту большую работу, которую он осуществил ради Церкви, не жалея себя, пусть Господь простит его ошибки и грехи, которые есть у каждого человека. И я ежедневно вспоминаю его в своих молитвах, прося у Бога упокоить душу митрополита Никодима в селениях праведников.

Беседовала Алла ДМИТРУК

 

 

Джерело: Религия в Украине.

 

 

Нова версія офіційного сайта УПЦ Київського Патріархату

СТАТИСТИКА

© 2006 Прес-центр Київської Патріархії